Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
06:22 

Julian_Howl
Но я же не отдам Некту яблока!
Название: "Не Для Протокола"
Автор: goddamnhella
Разрешение на перевод: получено
Переводчик: Julian_Howl
Бета: PaleFire
Персонажи: Локи (Марвел), Тони Старк, Стив Роджерс, Джарвис, Ник Фьюри, Тор (Марвел), Клинт Бартон, Наташа Романова, Брюс Бeннер, Чаровница Амора, Виктор фон Дум
Жанр: слэш, романтика, юмор, драма
Рейтинг: от G до NC-17
Размер: 15 глав + эпилог
Статус: история завершена; перевод - идет работа
Дисклеймер: Эта история принимает во внимание события и описания героев в Кинематографической Вселенной Марвела, но была начата до показа "Мстителей". Из-за этого в ней нет серьезных отсылок к фильмам. Поэтому Башня Старка не стала заново отремонтированной базой для операций Мстителей, у них есть отдельная штаб-квартира.
События происходят примерно четыре года после того, как Локи атаковал Землю. Локи известен Мстителям из-за своих постоянных заговоров против Тора.
Саммари: Всё началось с послания, гостя поздней ночью и Бога Озорства в постели Тони. История доверия, обмана, помощи против воли и неизбежного влечения
Стандартное напоминание от переводчика: в тексте ненормативная лексика - ничего, что вы не услышите в среднестатистической старшей школе, но ваша бабушка наверно бы не одобрила.

Говорят, если предупреждён, то вооружен, поэтому Тони и ничуть не удивился, когда Дум не принял приглашение Локи в Башню Старка.
Первые три дня недели Тони провёл, яростно собирая гранаты, еле успевая поспать и одержимо проверяя у ДЖАРВИСа, не нападают ли на них, когда у него хотя бы сводило желудок. Когда стало ясно, что единственным, что хоть близко подойдёт к Башне, будет несколько голубей (настоящих голубей, не роботов, о чём Тони узнал после липкого инцидента со своими репульсорами), он наконец немного расслабился. В конце концов, Дум плохо следует инструкциям.
Локи растворился в воздухе — ну, если считать воздухом верхний этаж, используемый для склада. Видимо, для тонкой работы над заклинаниями изменения образа нужно было уединение, хотя Тони был почти уверен, что Локи бы уединился, даже если бы хотел съесть бутерброд. Какими бы ни были его причины, чтобы так запираться, это эффективно пресекло на корню все идеи, которые Тони придумал насчёт продолжения их предыдущих увлечений. Какими бы те ни были. Теперь надо было позаботиться о рыбёшках побольше, позлее, и если честно, те деньки прошли, как отрезано. Локи сам сказал — сейчас он лучше знает. Пора двигаться дальше.
Ещё пара дней прошли без инцидентов, и Тони завершил в конечном итоге сборку целых семи гранат. Кончики его пальцев были изодраны металлическими заусенцами, на ладони впечатляющий ожог — признательность его паяльника, но каждую гранату можно было считать успехом. Пришлось потратить больше времени, чем ему хотелось бы, чтобы их собрать, но совмещение нервного Дэдлока и взрывчатки требовало аккуратности, даже если над ним работал исключительный гений вроде него. Последнее, что ему было сейчас нужно — чтобы одна из гранат взорвалась слишком рано, например, ещё в руке Локи.
Тони часто задумывался о Торе, когда собирал части в целое уже знакомыми движениями, несмотря на новообретенную неловкость пальцев. Остальные старались не показывать этого, наверное, по приказу Стива, но данные и наблюдения ДЖАРВИСа информировали обо всем, что ему надо было знать.
Мозговая активность Тора стремительно падала. Его опустевшее тело, часть его, которая, они были уверены, продолжит с лёгкостью существовать без души, разрушалась. Если раньше он мог сам хотя бы взять вилку и есть ею, теперь его надо было кормить кому-то ещё. Он не мог встать и стоять без поддержки, не мог пройти более десяти футов, прежде чем его колени подгибались. Не говоря уж о других базовых навыках, которые он терял. По предположениям ДЖАРВИСа, он перейдёт в вегетативное состояние через несколько дней.
После этого, если судить по скорости деградации, полная смерть мозга произойдёт в ближайшие пять или одиннадцать дней. Естественно. Как будто было что-то естественное во всём том, что произошло с ним — что всё ещё происходило.
Тони не сказал Локи про состояние его брата из уважения к уровню сосредоточения, который был тому нужен для работы, но у него было чувство, что он не должен был молчать. Что бы Локи ни говорил или делал, он всё равно глубоко вцепился в Тора, и не знал, как отцепить себя. Он имел право знать, но в то же время Тони отчаянно не желал видеть его лицо, когда тот поймёт, что его брат медленно, капля за каплей, умирает.
Что если даже у них получится вернуть душу Тора, может не остаться тела, в которое её надо вернуть.
Запаивая восьмую гранату, Тони защелкнул наружный футляр и поставил её рядом с остальными на рабочий стол. Они блестели под ярким светом в стальных корпусах, готовые расколоться, как скорлупа яйца, и облучать с максимальной концентрацией ровно три секунды. Они взорвутся только после того, как их бросят, а не просто после определённого времени, благодаря датчикам давления, которые Тони умудрился вмонтировать. Это было единственной предосторожностью, которую он смог придумать, чтобы защитить Локи, если Амора подойдёт слишком близко для атаки и у него уже будет граната в руке.
В худшем случае, их обоих покалечит неожиданным взрывом. Но Локи есть Локи, он лучше справится с шоком, чем Амора, учитывая его предыдущий опыт с Дэдлоком. Гипотетически, ему понадобится ещё меньше времени, чтобы восстановиться.
Но хватит ли этого? Если Амора смогла бы повредить душу вручную, и Тони сомневался, что она бы не закатила истерику «Если не мой, то ничей», как какая-нибудь малолетка — ситуация может стать очень неприятной.
Он всё ещё раздумывал над этим, когда окна взорвались внутрь водопадом стекла и в его гостиную влетел Думбот.
— ДЖАРВИС! Комната паники, протокол девять! — крикнул Тони, одной рукой прикрывая глаза от осколков, которые разлетелись во все стороны. Может, он и был не защищён, но черта с два Думбот доберётся до Локи. Не через укреплённые титановые панели, которые только что покрыли каждую стену, потолок, и пол на шести этажах отсюда вверх.
— Ваша личная защита оставляет желать лучшего, — объявил Думбот, с хрустом шагая по осколкам на пути к Тони. — Не зовите вашу броню, мистер Старк. И ваших Мстителей. У меня к вам предложение.
— Ко мне, — повторил Тони, его мозг будто стометровку бежал. Бот убьёт его, прежде чем он успеет надеть броню, и он сам изолировал Башню от охранной сети Мстителей, когда работал. У него действительно было мало вариантов, но боту не обязательно было это знать.
— Вообще-то, предложение для Купца Смерти. — Рука в броне протянулась через стол и взяла одну из гранат с Дэдлоком. Лениво взвесила. — Этот титул ведь всё ещё ваш?
Бля.
— Только для покупателей из Соединённых Штатов. Почтовая пересылка — хуйня.
— Понятно. — Датчик давления щелкнул в гранате, когда Думбот её сжал. — Не желаете сделать исключение для Доктора Дума?
Тони уже открыл рот, чтобы объяснить, что же за исключение он сейчас сделает для Доктора Дума, но решетка вентиляционного люка в потолке сорвалась с болтов, и ураган черных мотыльков влетел в комнату, окружая Тони так плотно, что он ничего не мог разглядеть. Тысячи трепещущих крылышек трогали его кожу, пролетая мимо, и собираясь рядом с ним в образ одного очень разозлённого бога.
Яростный и бледный, с чисто красными йотунскими глазами, горящими от ненависти. Тони сглотнул. Если Локи пробовал новую тактику запугивания этими своими глазами, она была чертовски эффективна.
— Виктор. — Сетка зеленой энергии поползла по его рукам.
— Локи, — спокойно ответил Думбот. — Ты мешаешь.
Бот бросил гранату в центр комнаты.
Локи- — Тони развернулся, чтобы оттолкнуть его от худшего воздействия детонации прежде, чем по ним ударит, но он уже знал, что гранаты были слишком хорошо сделаны. Комната блеснула синим, и рука в броне схватила его за шкирку, вытягивая к выбитым окнам. Тони успел увидеть, как Локи падает на колени, длинные волосы прятали лицо...
...и вот он уже невесом над Манхэттеном, без защиты, и в вечернем небе его тянут руки из титана.
— Не делайте такой грустный вид, мистер Старк. Я убью вас только когда закончу, — произнёс голос возле его щеки, где холодный металл лицевой пластины выдал что-то ещё более пугающее.
Дыхание.
Это был сам Виктор фон Дум.
Конечно, Тони Старк был знаком со страхом. Но напряженный ледяной комок, собравшийся в его груди, говорил ему, что есть страх за себя, и есть страх раздавливающего, беспомощного провала.
И в этот момент Тони Старк чувствовал оба.
Их полёт был коротким, отмеченный активацией той же техники маскировки полета, увиденной Тони в обновлённом Думботе, с которым он подрался несколько месяцев назад. Он понимал, что Мстители не смогут найти его. Даже самому Железному Человеку было бы трудно перестроиться на эту частоту.
Вися через руку Дума, глядя вниз на небоскрёбы, чувствуя, как ветер пребольно хлещет по щекам и рукам, Тони задумался, а не легче ли будет заставить Дума бросить его. С этой высоты, падая по прямой, он ничего не почувствует.
Нездоровый ход мыслей прервался, когда Дум вдруг резко снизился, отчего они оба резко прошлись по деревьям, которые грубо царапали их ветками, будто пытались удержать. Дум выпустил Тони в целых десяти жестоких футах над землёй, и от приземления на твёрдую землю у Старка дыхание спёрло. Заставляя себя с хрипом вдыхать полные лёгкие воздуха, он попытался осмыслить ситуацию.
И, что важнее, их местонахождение.
— Ты будто серийный убийца — возвращаешься на места преступлений? — выдавил Тони, задыхаясь, когда узнал место, оглядев окрестности из-под прищуренных век. Сегодня ярмарки не было. — Центральный Парк не самое уединённое место для обсуждения обмена оружием, и ты не одет для конспирации.
Не обращая на него внимания, Дум отстегнул реактивный ранец, который выключился с металлическим шипением. Он опирался рукой на ближайшее дерево и, казалось, ему было трудно дышать. Тони почувствовал, как в груди раздулось удовлетворение. Может быть — может быть, Дум и пугает его до усрачки в неудачный день, но вот сейчас было похоже, что радиация Дэдлока врезала ему в морду со всей силы.
Фигурально выражаясь, конечно. Дум оделся, чтобы впечатлять. Он был с ног до головы скрыт бронёй, и из досье Щ.И.Т.а Тони знал, что эта броня — гораздо больше, чем средняя защита металлических пластин. Поверх нее была зеленая туника и плащ с капюшоном, ставший его фирменным знаком. Да что же это было со всеми злодеями и зеленью? Амора, Дум, Локи — они что, все были в одном секретном клубе до того как всё пошло к чертям?
— Ваша работа удалась на славу, мистер Старк, — наконец произнёс Дум. Его глаза, будто чёрные провалы, сверлили Старка сверху вниз. — Дум следил за вашим прогрессом с большим интересом. Метод подчинения тех, кто очень силён в магии, был бы очень полезен даже... самым способным личностям.
Опираясь на ствол дерева позади, Тони медленно поднялся. У него очень болели рёбра, но в тот момент это было последним, о чём он думал. Дум не просто так был четвёртым в опасном списке Щ.И.Т.а, и он точно не славился терпением.
Но показать тому, что он боится?
Да нифига.
— Следил за мной? — Тони фыркнул. — Хуйня. Башня Старка и штаб-квартира Мстителей не дружат со слежкой. Даже с твоей, Док.
Может, это и не было главным, вообще не было важным, но с другой стороны, оно очень даже было. Если их снова взломали, то Тони был резонно уверен, что у него будет небольшая истерика.
— Ваши усилия достойны похвалы, — Дум даже слегка качнул головой. — Вы очень серьёзно отнеслись к критическому обвалу всей вашей системы охраны. Но разве позволить Капитану Америке сообщать Щ.И.Т.у о вашей работе было очень мудрым решением? Дум так не считает.
Не можешь взломать информацию с одного конца, взломай с другого. Обычное дело, правда же. Тони молча выругался. Стив не давал бы Фьюри больше, чем видеоотчёты, ничего про технику, но даже этого бы хватило Думу, чтобы понять, над чем работает Тони — что у него получилось собрать.
И если Дум знал, то и Чаровница знала тоже.
Всё было кончено. Всё было кончено уже несколько дней, пока он самозабвенно собирал гранаты, думая о победе, об улучшениях в последнюю минуту, и о последнем сотрудничестве между Локи и собой. Как последний идиот, Тони посмел надеяться, что у них был шанс. Что они могли спасти Тора.
Амора уже победила. Если она знала, что Локи был у них всю неделю, не может быть, чтобы она сидела сложа руки и пыталась взломать заклятие-маяк. Да она бы вгрызлась в душу Тора, будто ребёнок в шоколадную конфету. И даже если она этого не сделала, если она просто знала о гранатах, то они были бесполезны, даже в руках Локи.
Глядя на Дума в свете вечерних сумерек, Тони впервые подумал, что же они скажут Джейн Фостер. Ей вообще хоть кто-то сообщил про Тора? Нет, конечно нет. Вернулся в Асгард, наверно. Борется с новой опасностью, ясное дело. Вот, смотри, новые данные. Да что угодно, лишь бы гражданские были счастливы и в безопасности.
— И что она тебе дала, а, Дум? — устало спросил Тони.— Что-то не могу себе представить, что ты вдруг будешь играть в Купидона для волшебницы из Асгарда, и пытаться убить Локи задаром.
— Всего лишь знак неудовольствия Дума, не более. Локи знает об этом. — Он шагнул ближе к Тони, и его силуэт обрисовался черным и серебряным. — Что дала Чаровница в обмен? Что-то, считавшееся давным-давно утерянным. — Закованные в броню пальцы поднялись и тронули металлическую пластину у щеки, будто в раздумье. — Но более этого, мистер Старк, вам знать не обязательно. Я пришел к вам с предложением.
Тони не мог убедить себя, что ему интересно. Нет. Худшее, что мог Дум сделать сейчас — так это убить его, когда он откажется, но чем дольше он будет оттягивать, тем скорее Локи придёт в себя. Если повезло, то его новое заклятие-маяк окажется достаточно сильным, чтобы вынести радиацию Дэдлока, когда его облучило. Он только надеялся, что Локи в спасательном настроении, но если учесть ловушку, в которую Тони вляпался в первую очередь из-за Дума, это наверно было очень маловероятно.
В конце концов, в Башне осталось целых семь завершенных гранат. Более чем достаточно для Локи, чтобы схватить и сбежать.
— А что ты предлагаешь? — наконец спросил он, когда молчание затянулось. — Объясни мне попроще.
— Хорошо. — Тени собирались, уже появились первые звёзды, но глаза Доктора Дума светились золотом во тьме под его капюшоном. — Дум предлагает вам душу Тора Одинсона.
Тони замер.
В какой-то короткий, запутанный момент он не понял, что ему предложили. Ведь душа Тора — это именно то, что они хотели. Всё, что им надо. Это бы исправило всё сразу: и Щ.И.Т. бы оставил Тони в покое, и Асгард не стал бы угрозой, и Тор бы вернулся, и всё бы вернулось как раньше...
Будто последние три месяца вовсе не происходили.
— Как? — спросил Тони, контролируя голос, слепо уставившись на землю между ними, покрытую упавшими листьями.
— Просто. Чаровница носит душу Одинсона на шее, в кулоне странного синего кристалла. Если бы я заманил её к себе в Латверию, в свой замок, обезоружить её было бы секундным делом. — он скрестил руки на груди. — Если разбить кристалл, то душа будет освобождена и вернётся на место. Никто не подумает, что вы принимали в этом участие, мистер Старк.
Тони таращился на него, не веря своим ушам. Это вот оно самое...
— Разбить её ожерелье, и душа просто так вылетит и вернётся в его тело, будто... будто какой-то мистический бумеранг? Ты это хочешь сказать? — даже он сам мог услышать дикие нотки в своём голосе, но Дум был готов предложить всю информацию, всю помощь, которая может быть им нужна, чтобы всё вернуть на круги своя.
— Совершенно верно. Более того, благодаря моим планам Чаровница остаётся в неведении о нынешних событиях. Когда она запаникует, она легко бросится к Думу.
Оставался один-единственный вопрос. Тот самый вопрос, вообще-то.
— Что ты хочешь в обмен?
Внимательно изучая его, Дум ответил не сразу. Вместо этого, он пересёк расстояние между ним двумя длинными шагами, издав лишь глухой звук металла о металл. Он нависал над Тони, практически прибив его к дереву одной лишь угрожающей аурой. Ни угроз, ни атак, только собственное присутствие. В этот момент Дум казался настолько же далёким от Локи, как Локи от Тора.
— В обмен я хочу что-то, тебе не нужное, но очень важное для меня. То, что ты когда-то отдал, не задумавшись. — его глаза горели золотым пламенем. — Дай мне Локи Лауфейсона, и твой громовержец вернётся к тебе.
Тони всё ещё ждал кульминации. Чего-то ещё, чего угодно. Но Дум лишь наблюдал за его реакцией, все его карты раскрыты. Он предлагал именно эти условия.
Локи.
Ему просто был нужен Локи.
— Но как? — переспросил он, оцепенело. — Чего ты просишь? Почему?
На этих словах, Дум отшагнул назад, в зелёном вихре поворачиваясь к прогалине. Мгновенно стало видно лишь черный контур и отблеск металла в сумерках. Он прошёл до поваленного дерева, наверно, одного из тех, в которое врезался Скёрдж ещё во время их драки. Тогда, давно, когда всё только начинало идти к чертям. Тогда, давно, когда он спас жизнь Локи.
Сейчас казалось, будто жизни прошли.
— Я чувствую, как пределы этого тела давят на меня, мистер Старк. Длительность смертной жизни, этот образ, так подверженный ошибкам. Я хочу это исправить. Волшебник с силой Локи, его бессмертной плотью...
— Да ты его только что по полу размазал у меня в лаборатории, — перебил Тони, его сердце билось, будто молот. — Как лампочку выключил. Мог бы прямо там раз и...
Рука в перчатке вцепилась в его горло и втащила вверх по стволу. Лицо Дума было в дюймах от него, настолько близко, что Тони слышал, как свистит его дыхание, проходящее через отверстие на лицевой пластине.
— Дум не терпит, чтоб его перебивали.
— Хорошо, — прохрипел Тони. Его ноги болтались над землёй. Ещё бы на дюйм потуже — и сломает трахею. Дум выпустил его без предупреждения, плавно шагнув в сторону, когда Тони опять свалился на землю, пытаясь не кашлять так, будто от этого зависела его жизнь.
— Локи больше не несёт пользы как мой товарищ! — рявкнул Дум. — Отдай его мне, связанного твоим Дэдлоком — связанного, чтобы он никогда не смог сбежать, — и ты получишь то, что ищешь. Вот моё предложение, Железный Человек. Тебе нужен Тор Одинсон. Мстителям нужен их Бог Грома. Пусть цели оправдают способы, которым ты получишь его обратно.
Ещё до того как Дум завершил свою речь, мысли Тони уже летели через параметры, вычисления, уровни радиации, и сколько времени ему понадобится, чтобы собрать последний Дэдлок, настолько сильный, чтобы перебороть растущий иммунитет Локи, его силу, и поддержать постоянный уровень радиации, чтоб хватило на весь путь до Латверии, на базу операций Доктора Дума.
Это можно было сделать, и легко. Уже все лживые заявления собрались на кончик его языка, все нужные отговорки. Черт возьми, да Локи же прямо сейчас прячется на верхнем этаже, он даже не поймёт, что происходит. Ведь наука — не его конёк.
Мстители будут в восторге. Дум рискнул — открыв окно с достаточным отрезком времени, чтобы Щ.И.Т. и все остальные наставили шпионов приглядеть за его растущей мощью, пока он будет экспериментировать и что он там ещё придумает с Локи. Ник Фьюри прислал бы ему корзину фруктов.
Это было безгранично выгодное предложение от злодея вроде Дума. Поразительное в своей простоте: обменять одного брата на другого.
Тор, достойный и благой, вернётся к Мстителям.
Локи, хитрый трикстер и предатель, получит по заслугам.
Какая поэтическая справедливость.
— Ну? Что скажешь? — терпение Дума было на исходе.
Тони моргнул.
Ненавижу поэзию.
Черта с два он ступит на те же грабли дважды. Может, им надо начать с нуля. Может, им придётся хорошенько заморозить тело Тора, будто копию Капитана Америки. Может, им просто надо подойти к проблеме с другого конца. Но одну вещь Тони знал точно: он не продаст Локи. Это он оставит Тору — одно большое «пошел нахуй» Доктору Думу в отсутствие огромного молота, который бы объяснил про «отъебись».
— Извини, Док. Придётся тебе франкенштейнить как-то по-другому.
— Жаль. — Дум протянул руку, чтобы снова вцепиться ему в горло, но, казалось, передумал. Тони постарался не выдать облегчения. Его горло уже болело, причём так, что он знал — завтра утром будут отличнейшие синяки.
Это отвлекло его ровно настолько, что он не заметил, как его футболку потянули и порвали, пока Дум не начал давить и вытаскивать арк-реактор, выдёргивая его из порта с шипением от перепада давления.
Держа арк-реактор Тони в одной руке, облаченной в перчатку, Виктор фон Дум переспросил:
— Вы уверены, мистер Старк?
Холодея от еле сдерживаемого ужаса, Тони прикрыл ладонью зияющую дыру в груди и приготовился держаться до конца. Он не собирался удовлетворять Дума своей паникой. Он скорее сдохнет.
— Давай-ка я предложу тебе другие условия, — ответил он. — Потому что я хороший парень, и я думаю, что мы можем помочь друг другу. Видишь ли, я не могу дать тебе Локи.
— Не можете?
— Не стану. — Он сам удивился, сколько стальной уверенности появилось в его голосе. — Но я предлагаю другой обмен. Я получил твои схемы, ты можешь получить мои. Конкретно — схемы Двойного Дэдлока. С твоей стороны, ты выйдешь из игры. Оставь Амору нам, и строй свою новую блестящую игрушку.
Дум задумчиво взвесил арк-реактор в ладони. Синеватое свечение меняло цвет его лицевой пластины на расплавленное серебро.
— Или я забираю это, и оставляю тебя умирать.
Тони пожал плечами.
— Или так.
Пот бежал по его позвоночнику, будто холодные пальцы. Часы в его голове тикали так громко, что он еле думал.
— Но тогда ты не поймаешь себе волшебника.
Ну конечно, Дум убийственно долго раздумывал о новых условиях. Тони пытался высчитать, сколько зарядки осталось в основании арк-реактора, прежде чем шрапнель снова начнёт двигаться. Минут пять? Меньше?
— Дум принимает твои условия, — наконец объявил он. — Вышли свои схемы в посольство. В отличие от Лауфейсона, я чту свои обязательства в соглашениях. Предай меня, и тебе же хуже, мистер Старк. Я ещё не выступил против Мстителей. Не заставляй меня торопиться.
Облегчение ударило в него, едва не сбив с ног.
— Отлично. Замечательно. У нас уговор. Как домой вернусь, так сразу пошлю по и-мэйлу.
— Хорошо, — ответил Дум, и раздавил арк-реактор в кулаке. Осколки деталей водопадом летели на траву, искрясь. Он отвернулся. — Передай Локи моё почтение. Если выживешь.
Тони ударился коленями о землю, когда Дум снова взлетел в небо, оставляя за собой золотой хвост энергии, который освещал раздробленный реактор на земле. Было слишком много обломков, чтобы даже и думать про ремонт. Больше нет времени, пусто думал он. Если он побежит за помощью, то повысит свой пульс, а это только скорее убьёт его. Нет ни единого человека, у которого бы можно было даже попросить мобильник. Никто не знает, где он.
Больше времени не было.
Понимание пришло тихо. Так вот как всё закончится. Ни геройствований, ни огня славы. Просто сердечный приступ в тихой тьме Центрального Парка, в окружении сраных растений и тиканьем последних секунд истекающего времени в его голове.
Тони слабо откинулся обратно на ствол дерева.
— Ну бля, пиздец идеально.
Он начал яростно кидать кусочки разломанного реактора во тьму, когда ослепляющий взрыв зелёной магии блеснул над головой, и некий непредсказуемый, невозможный бог озорства вывалился из дырки в небе.
Локи приземлился рядом с громким, но глухим ударом, всего лишь вихрь выделанной кожи и волос, очерченный ярким светом магии.
— Это было неприятно, — проворчал он, садясь прямо, тряхнув головой, чтоб не мешали волосы. — Пришлось прыгнуть с Башни, чтобы пробиться через твою чертову заглушку телепортации. — Он повернулся и с любопытством оглядел Тони. — Я вижу, Виктор оставил тебя одним куском.
Тони мог только таращиться, слов у него не было.
Локи не списал его как уже мёртвого. Он не решил просто взять уже сделанные гранаты и пойти за заклятием-маяком на Аморе. Но ведь Локи подстроил так, чтобы Дум атаковал Башню. Чтобы Мстители пришли и разобрались с ним. Ведь это был его план.
Но, наверное, смерть Тони не входила в этот план.
У него сжалось горло. Он даже не пытался глянуть Локи в глаза, просто моргал, глядя во тьму, пытаясь собраться с мыслями. Что же, его застали врасплох. Ну и что? Не первый раз, и даже не третий. У Локи всегда получалось удивить его — вот и сейчас, когда тот прикоснулся холодными пальцами к горячей боли на его шее, проследовав за рваным воротником к пустеющему порту в его груди.
Локи будто закаменел всем телом, когда его пальцы нашли лишь воздух.
— Старк.
— Я знаю. Всё в порядке.
А что ещё он мог сказать? Он услышал дрожащий вдох Локи, тот пытался успокоиться. Это даже слегка радовало.
— Где он?
— Уничтожен.
Тони зашевелился, пытаясь подняться. Им придётся телепортироваться к краю поля Дэдлока, и преодолеть остальной путь пешком, но запасной реактор поддержит достаточно, прежде чем случится какое-нибудь настоящее повреждение. Если предположить, что они начнут двигаться в ближайшие девяносто секунд.
Возле него Локи запылал зелёным, бледный и ледяной, его рука всё ещё лежала над сердцем Тони.
— Ты умираешь, — глухо проговорил он. Его горящий взгляд был сосредоточен на пустом порте, в глазах светился тихий ужас. — Я привёл тебя к этому. Ты умираешь и... я не могу тебя исцелить.
Тони Старк не был по природе жестоким человеком. В нём не было желания продлевать насилие или страдание дольше, чем абсолютно необходимо, он был больше заинтересован в результатах. Но в этот момент, когда он услышал этот странный надлом в обычно таком ровном голосе Локи, он почти постеснялся говорить.
Почти.
— Рановато меня хоронить. — Тони осторожно отвёл руку с его груди. — Я держу запасной в штаб-квартире Мстителей. Там всё ещё работает Дэдлок, но...
Он ещё не закончил предложения, но длинные руки уже сжимали его в тисках объятий, и они оба падали в воронку из бриллиантовой зелени.
Может, в конце концов, ему вовсе и не надо было слышать вину в голосе Локи.


Когда они явились в центре гостиной, все будто с ума посходили.
— Да ёпрст! — вырвалось у Стива, и он вскочил на ноги. Клинт от ужаса встряхнул свой попкорн, рассыпав по всему ковру. — Да что вы делаете?
— Где хранится его реактор? — потребовал Локи, прежде чем Тони мог хотя бы вдохнуть нормально.
— А что? — пусто спросил Клин. — Это экзамен?
Наташа начала двигаться к коридору, снимая носки на пути.
Тони выпутался из смертельного захвата Локи и повернулся.
— ДЖАРВИС, отопри хранилище. Вдова, у тебя примерно тридцать шесть секунд.
— Хранилище открыто. Удачи, агент Романофф.
Наташа перемахнула через диван и рванула вдоль по коридору, будто ракета на стероидах, запущенная из катапульты. Она всегда была единственной достаточно гибкой, кто мог бы лавировать по коридорам и лестничным пролётам и удерживать мультимиллиардный аппарат для спасения жизни, вроде арк-реактора Тони.
— Сидеть! — напряжённо приказал Стив, и когда он смотрел на порт арк-реактора, было видно белки его глаз. — Дыши глубже. Всё в порядке. Не давай своему пульсу подниматься. Наташа вернётся с минуты на минуту. Сколько прошло времени?
— Больше, чем мне бы хотелось, Кэп. — признался Тони. Он откинул голову на спинку дивана. — Заметка на будущее: не торговаться с Доктором Думом.
Клинт плюхнулся рядом с напряжённым видом.
— Бля, — в сердцах произнёс он. — А можно я туда руку суну?
Стив и Локи глянули на него с ужасом. Тони пялился на потолок и пытался не считать секунды.
— Только не ту руку, которой ты ел попкорн.
Хотя бы отвлечёт ненадолго.
Пальцы Клинта едва спустились глубже края гнезда, когда Локи молниеносно перехватил его руку, вцепившись в запястье, будто атакующая змея. Все замерли.
— Возможно в другой раз, агент Бартон.
Голос его звучал сдержанно, быть может, слишком сдержанно, если судить по внезапной бледности Клинта. До сих пор от Локи довольно сильно несло дикой магией, наверное, остатки после того раза, когда граната с Дэдлоком рванула перед его носом. Клинт мог лишь кивнуть и убрать руку обратно, как раз к возвращению Наташи.
Её рыжие волосы развевались, серые треники грозили соскользнуть с бёдер, когда она перемахнула через соседний диван и приземлилась ровно ему на колени, вставляя новый реактор на место с металлическим щелчком. Тони с силой надавил и повернул на двенадцать часов, активируя замок давлением.
Потрескивая в своей новой люльке, реактор знакомо загудел энергией в его груди, будто самая сладкая музыка. Все выдохнули с облегчением.
— Отлично сработано, — пробормотал Тони, когда Наташа соскользнула с его колен одним движением, даже не запыхавшись. — Мне надо будет попозже его просканировать, но кажется, там был ещё заряд. Должно хватить, чтобы удержать шрапнель. — Он огляделся. — А где Беннер?
— Присматривает за Тором, — коротко сообщил Стив. — А теперь рассказывай, что с тобой случилось.
Тони чувствовал, как Локи сверлит его взглядом. Уж он-то сильнее всех хотел знать, это очевидно. Но Тони не мог сказать всю правду: сообщить Мстителям, что только что сдал Тора ради Локи не будет самой лучшей идеей, ни в коем случае.
Так что он им и не сказал. Начиная свою историю с момента появления Дума в штаб-квартире Мстителей, он рассказал им обо всём, кроме первого предложения, от которого он отказался. Ведь все равно бессмысленно. Ему подумалось, что у него появилось больше секретов, чем ему хотелось бы. Необходимые вредительства были скорее методом Локи.
Никому не понравилась идея, что у Дума будут схемы Тони, но учитывая, что иммунитет Локи рос с каждым облучением, Дэдлок стремительно устаревал. Было довольно горько отдавать приказ ДЖАРВИСу послать файлы в посольство Латверии, но если это значило, что Дум не поддержит Амору ни делом, ни информацией, в его глазах оно того стоило.
В конце концов, им больше ничего не оставалось делать. Время почти истекло, и нельзя было подготовиться лучше.
— Тогда я отбываю на рассвете, — наконец произнёс Локи, для угрюмо сидящих вокруг него. — Я взял на себя смелость изолировать гранаты под завесой собственной магии. Они будут полезны, когда я буду биться с Аморой. — Он выглядел необыкновенно мрачно, и Тони задумался, насколько Локи уверен в своём успехе. — Я видел тот кристалл, о котором говорил Виктор. Завтра я попытаюсь его забрать.
Стив взъерошил волосы.
— Мне это не нравится. — На секунду он замялся, но потом повернулся к Локи. — Мьёльнир бы не смог... в смысле, смог бы ты им воспользоваться в этом случае?
Локи широко раскрыл глаза. Даже Наташа оглянулась. Но в конце концов он только встряхнул головой, изящно пожав одним плечом.
— Мьёльнир принадлежит достойным, — вот и всё, что он ответил. Он бросил быстрый взгляд на Тони. — Старания Старка будут мне более полезны, чем молнии.
— А как насчёт поддержки с земли? — предложил Клинт, раздвигая руки. — Нельзя ли загнать её сюда? Чем больше, тем круче и все такое.
— Фьюри бы одобрил команду снайперов для такого дела, — добавила Наташа задумчиво. — Тот кристалл можно разбить очередью стандартных бронебойных?
— Блядь, да я пойду колы выпью, — пожаловался Клинт. — Кому нужен лучник?
Локи не отозвался, лишь молча наблюдая из-под век, как остальные препираются и бросаются друг в друга идеями. Тони наблюдал за ним краем глаза, думая, что же это значит. Что бы это ни было, оно продолжалось, пока остальные не вытянули из него неохотное обещание, что если у него будет шанс, то он обязательно притащит Амору на Землю — буквально.
— Тору всегда удаётся вдохновить на верность, — пробормотал он, когда Стив объявил о конце совещания и ушел сообщить Беннеру о случившемся, а остальные разошлись к ночи. — И не важно, при нём ли это, или в его отсутствие.
Тони нахмурился.
— Ну, не знаю, вроде они были готовы помочь тебе и до того, как душу Тора украли.
— Это ты так говоришь.
После этого разговор сдох быстрой смертью.
Они направлялись вниз по коридору, Тони — к своей комнате, твёрдо намереваясь приложить лёд к шее и сменить футболку. Прошло шесть недель с тех пор, как он последний раз ступал внутрь штаб-квартиры, но не было смысла возвращаться обратно в Старк Тауэр. ДЖАРВИС заказал ремонт, гранаты исчезли, и в городе не происходило совершенно ничего со сверхспособностями. Может, прошёл слух, что все большие шишки воюют между собой, а разве кто-то хочет попасть под горячую руку?
Отставая на пару шагов, Локи следовал за ним, глубоко погружённый в собственные мысли. Тони поймал себя, что сомневается, проветривали его бывшую комнату, или всё же нет. Только в определённых комнатах регулярно прибирались, независимо от их использования.
— Ты в порядке? — наконец спросил он, стягивая с себя остатки футболки. — А то что-то ты не выполняешь свою вечернюю норму угроз.
Он бросил лохмотья в мусорку и вытянул из шкафа изношенные мягкие джинсы и новую футболку. Не пик моды, но уж такой получилась ночка.
— Я здоров, — отозвался Локи, будто издалека. Тони оглянулся и увидел, как тот пробежал пальцами по кинжалу, оставленному на столе. Локи глянул на Тони очень серьёзным, очень зелёным взглядом. — Я бы очень хотел взять его с собой.
Поразительно, как ему хотелось отказать Локи. Заявить Локи, что теперь этот кинжал — его. В некотором роде, он был символом всей той хуйни, которая пошла наперекосяк. Это кинжал оставил шрам на Тони, этот кинжал кинули ему в голову в его собственной спальне. Он воткнул этот кинжал в живот Локи в ту ночь, когда Тор потерял свою душу.
Казалось странно уместным, чтобы символом их мудацких отношений стало оружие. Причём именно нож со свирепым лезвием, который никогда не промазывал мимо цели.
— Он твой, — грубо ответил Тони, отворачиваясь. — Можно и не спрашивать. Я в душ.
Всё время в душе он простоял под сильным напором воды, бьющим по затылку, пытаясь понять, почему же у него ощущение, будто он прощается навсегда. Потому что он не думал, что Локи выживет? Нет, не то. Уж что-что, а Локи выживал. Он всегда выживал. Самым грустным было то, что Тони знал, Локи сможет — он вернёт душу Тора, из огня, воды и медных труб. Он точно выживет.
А потом... ну... Потом всё вернётся на свои места, как было раньше. Дело закрыто; душа возвращена, все связи разрублены.
Тони не привык прощаться с чем-нибудь. Но в этот раз он знал, что другого выбора просто нет.
Может быть, так будет лучше для них обоих.
Самый лучший выбор.
Когда он вышел из ванной, он обнаружил, что Локи сидит на краю его кровати с самым что ни на есть потерянным видом. Кинжал уже исчез, наверное, туда же, куда и гранаты. Его голова склонилась, волосы висели тёмной завесой над плечом — всё ещё неопрятной тяжестью, все еще слишком длинные с тех времён, когда его поймали заклинаниями, пока он гнался за Аморой.
— У меня почти идеально получается менять образ, — Локи уставился на свои белые ладони, выгибая губы в чём-то, еле похожем на улыбку. — Но мои руки всё равно не теплеют, что бы я ни делал. Как ты думаешь, к чему это?
Тони неуютно свело живот. Поддержка, успокоение, даже прощания — ничего из них не было его сильной стороной. А вот это сейчас было похоже на них всех одновременно.
— Это значит, что мне больше не нужен ледяной компресс, для начала, — сказал Тони, отбрасывая полотенце и садясь рядом. — Давай их сюда.
Взяв одну ледяную руку в свою, он осторожно прижал её к одной стороне своей шеи, и затем проделал то же со второй. Облегчение было почти мгновенным, холод прогнал боль из истерзанных мышц, успокаивая злобный жар. Дум чертовски хорошо в него вцепился. Надо будет учесть на будущее.
Локи оставил свои руки там, куда Тони их положил, но его взгляд нашёл арк-реактор.
— Что тебе предложил Виктор?
Тони очень осторожно не отреагировал.
— Ничего.
Брови Локи поднялись.
— Старк, даже если бы я не чувствовал, как подпрыгнул твой пульс, я бы знал, что ты врёшь. Не забывай, с кем говоришь, — он смотрел в глаза Тони, будто искал что-то. — Я хочу правду.
Тони еле сдержался, чтоб не скривиться.
— А что, ты не можешь просто поверить, что я сделал правильный выбор?
— Ты чуть не умер из-за этого.
— Оно того стоило.
Слова вырвались прежде, чем он смог остановить их, слишком сырые, слишком честные в тёплом воздухе между ними. Самое худшее, Локи тоже это понимал, даже если не знал почему. Тони был бы только рад держать это при себе. Если они в последний раз, говорят друг с другом не как враги, то он не намерен позволять собственному пиздежу мутить воду.
— Пожалуй, неважно. С моей стороны было безответственно не видеть, что Виктор одинаково зол и на тебя, и на меня. — Уголки губ Локи чуть опустились. — Если бы я не был так занят собственными делами, я бы мог предугадать его нападение.
Тони пожал плечами.
— Мне бывало и хуже. — Он моргнул. — Уж если на то пошло, думаю, тебе бывало и хуже. Ну, ты помнишь — раньше.
— Раньше, — согласился Локи. Пальцы, будто самое застывшее прикосновение зимы, скользнули вниз по шее, наверное, даже более осторожно, чем надо, строго говоря. Это его вытащенный реактор так встряхнул?
— А знаешь...
— Мне пора.
Руки у горла исчезли, почему-то оставив Тони в ещё большем холоде, чем раньше. Локи даже не смотрел на него, когда поднялся и расправил свои одеяния привычным движением.
— Мне нужно отдохнуть, прежде чем я телепортируюсь к Аморе. Ради наших целей, Старк, тут наши пути разойдутся. К лучшему или худшему, наше сотрудничество здесь заканчивается.
Тони только кивнул.
— Ну, было убийственно, — выдал он сдержанно. — И даже стрессово.
— И больно, — добавил Локи, прижимая ладонь к животу. — В некоторых случаях даже очень.
— И не забудь «неожиданно».
Он поднялся встать, улыбка нарисовалась в углу рта.
Локи кивнул.
— Да, я...
Поцелуй, который Тони поймал губами, был выкраден в идеальный момент, тёплые губы были открыты для следующего слова, совершенно не ожидая вторжения. Может завтра, думал он, он ещё и пожалеет, что убил самоконтроль Локи, но сейчас его руки скользнули по выделанной коже доспехов, чтобы притянуть того ближе. В тот момент он хотел что-нибудь на память — что-нибудь, не запятнанное предательством и злостью.
— Не надо, — прошептал Локи в его губы, слова поверх неровного дыхания, когда они оторвались от друг друга. — Хватит уже, Тони Старк. Больше нет.
И всё же, даже когда он это говорил, ладони, будто два ледяных клейма, давили на изгиб спины Тони, в последний раз запоминая ощущение кожи.
— Да, я понял, — и Тони в последний раз опустил руки. — Удачи.
Локи кивнул. Он отвернулся, движением таким окончательным, что было больно смотреть. Когда это вдруг стало его чертовой проблемой, Тони не знал. Может, это был первый раз, когда Локи не выталкивал его всеми силами из своей жизни.
Он засветился магией, которая растеклась по его телу, будто зелёные круги на воде.
— Будь здоров, Старк. Пусть мы никогда больше не встретимся.
Потом его не стало, и Тони остался один.
— Прощай, Локи.

@темы: Отношения, Креатив, Книги, Кино, translate, Я, Фанфики, Слэш

URL
   

Дневник No.2

главная